→ Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

Тренировки под руководством Канчо и старших инструкторов

  Занятия в Хомбу Додзе проводили обычно Канчо, Такено сенсей, Чида сенсей, Сакурай.

  Когда Канчо делал на мне технику, мне казалось, что я превращался в кислородный баллон. Когда его хватаешь, то уже высоко летишь или сразу падаешь вниз. При этом тебе не больно. Представьте себе, что вам на вытянутые руки кладут груз в 100 кг. Что произойдет? Такие ощущения тоже были. Его тайминг был превосходным. Он, наверняка, очень хорошо все чувствовал. Хватаешь его и пытаешься толкать – твоей же силой тебя выбрасывает вверх, а потом слышишь: «Ну как преземление?» На технике никадзё боль отсутствует, но сопротивляться невозможно. Как будто бы на кисть кладут 100 кг, и ты падаешь.

  Тренировки, которые проводил Такено сенсей, были очень тяжелыми, но все было к месту. Он учил нас быстрому выполнению техник.

  Чида сенсей делал упор на расслабление при выполнении, скорость выполнения техник была пониже, при этом техника оставалась эффективной.

  Андо сенсей и Накано сенсей в тот период не преподавали в Хомбу додзе. Они периодически проводили занятия в других залах.

Сакурай проводил занятия редко.

  Иноуэ сенсей занятия в Хомбу Додзе не проводил, он был шеф-инструктором по айкидо в полиции Токио. В 60 лет (1984 г.) он ушел на пенсию и вернулся обратно в Хомбу Додзе, меня там уже не было.

Канчо Годзо Шиода

  Годзо Шиода для меня в первую очередь – мой мастер, наставник. Но я воспринимаю его и как второго отца. К тому же с моим отцом они были одного возраста.

  Насколько я знаю, в молодости Канчо был человеком с характером. С возрастом он стал спокойнее и мягче, но все равно оставался достаточно нервным. Когда он сидел у себя в кабинете, можно было наблюдать, как его левое колено скачет вверх-вниз. В эти минуты его что-то раздражало. А когда ему приходилось чего-то или кого-то ждать, кто опаздывает, то он становился злым. Поэтому с ним следовало быть очень пунктуальным. Во время его визита ко мне в Германию было несколько моментов, когда я опаздывал на пару минут. Мне было страшно к нему приближаться. Но, слава богу, он ничего не говорил и не проявлял своего недовольства.

  Канчо хорошо ко мне относился, я ему нравился. Для меня это очень важно.

  Как-то вечером после занятий, он обратился ко мне: «Нагано-сан, сейчас мы отправляемся в Шинджику». Я не был к этому готов, на мне было кимоно. Я был без костюма. Он сказал, что все нормально, можно так. Мы приехали в бар пить пиво, но мне было не сильно вкусно, так как я себя недостаточно комфортно чувствовал в кимоно.

  Были другие ситуации, которые происходили в Хомбу Додзе в Коганей, которые также указывали на его хорошее отношение ко мне.

  Ранее я уже рассказывал эту историю. Учидеши жили в Додзе. Вставали рано, примерно в 06:00. У каждого были свои обязанности по хозяйственной части. Снаружи никто никогда не убирал. Это была площадка примерно 30 на 50 метров. Перед входом была парковка, на которой могло расположиться до 20 автомобилей, слева пыла пешеходная дорожка. Везде валялись мелкие камни, мусор, окурки, бутылки из-под напитков, спички и т.д. Примерно за 10 дней мне удалось очистить эту территорию. Каждый день я убирал по несколько квадратных метров. В дальнейшем там никто не сорил. Я поливал газон и парковку водой. Также я убрал у входа наших соседей. Позже сосед позвонил в Хомбу Додзе: «Спасибо большое, что каждое утро убираете и у нас перед входом!» Риджичо (руководитель по хозяйственной части?) Таканами, который говорил с соседом по телефону, донес этот разговор до Канчо.

– Кто все это делает? – спросил Канчо.

– Нагано Хиромичи.

– С тех пор, как он здесь появился, много чего изменилось в лучшую сторону. Парковка убрана, газон и пешеходная зона очищены от камней, соседи звонят с благодарностью…

Позже Канчо Годзо Шиода, который также раньше занимался дзюдо и был борцом, обратился ко мне:

– Нагано-сан!

– Хай!

– Какой у тебя дан по дзюдо?

– 5 Дан.

  На следующий день на доске объявлений значилось: «Нагано Хиромичи – 5 Дан айкидо Йошинкан».

  Прошло всего 3 месяца моего пребывания в Хомбу Додзе. Многие думали и спрашивали: «Кто такой Нагано Хиромичи?» Вечером на тренировке: «А! Новый учидеши, это о нем речь!» 20 черных поясов хотели со мной позаниматься. Каждый пытался меня утомить бросками, техниками. Но я не реагировал агрессивно, а наоборот улыбался им в ответ, благодарил и был готов падать еще. Через неделю таких занятий у этих людей пропал интерес со мной тренироваться. Если бы я реагировал отрицательно, эти люди радовались бы. Но я был абсолютно спокоен. Я мог падать много раз, для меня это не было проблемой, так как на тренировках для учидеши мы выполняли кохо укеми по тысяче раз. А благодаря трем месяцам тренировок на коленях мои ноги были сильны. Моя физическая подготовка была на высоком уровне. А люди эти люди, обладатели данов, приходи уставшими с работы, их физическое состояние было не самым лучшим.

  Припоминаю еще один случай, когда я только приступил к своему обучению.

  Для учидеши в Додзе была предусмотрена отдельная комната или т.н. комната для инструкторов. Нам приходилось проводить в ней часть своего времени. Так как я был новичком, мое место было у выхода из комнаты. Как-то раз все учидеши, что были в комнате, резко поднялись со своих мест и быстро покинули ее. «Что произошло?» — подумал я. Это происходило впервые на моих глазах, я не понимал причины. Оказалось, что Канчо направился в туалет, а учидеши наперегонки бежали, чтобы открыть ему дверь. Но как? Я ничего не слышал, и не понимал, как они определили, куда он идет. На протяжении недели это повторялось. Я ничего не замечал и уже расстроился, что мои уши больны. Но другие тоже ничего не слышали. На вторую неделю, находясь в комнате для инструкторов, как ни в чем, не бывая, запрокинув голову, я осматривал комнату по верхам и обнаружил под потолком вентиляционную решетку в стене, отделявшей кабинет Канчо. Из решетки к нам струился дым от сигарет. Канчо курил. Внезапно дым затянуло обратно решетку. Тут до меня дошло: «Канчо вышел из своего кабинета!» Быстрее всех я выбежал из нашей комнаты и подбежал к двери туалета, открывая ее для Годзо Шиоды и предлагая ему войти. Посмотрев на меня с улыбкой и жестом правой руки (сжатой в кулак с отжатым вверх большим пальцем), он похвалил меня.